Афганистан: обреченные выжить

«Нет никого, кто выиграл бы битву без мудрости, и никто не приобретает мудрости без борьбы».

«Господи, помощь Твоя, и будь для них шлемом во все времена, пошли им постоянное утешение во всех борениях их, низложи силу врага перед ними; облеки их в доспехи смирения, чтобы разносилось от них сладкое благоухание на всякий миг, услаждая волю Твою.

Да будут помянуты пред Тобою, Господи, также и те, кто страждет от сильных болей и горьких телесных болезней; пошли им ангела милосердия и умиротвори души их, измученные сильными страданиями тел их. Пожалей, Господи, мой и Боже мой, пошли утешение всем, кто безвинно претерпевает всякого рода бедствия».

Аминь!

Три десятилетия прошло после вывода Советских войск из территории Афганистана. Многие и сегодня с жаром спорят о правильности ввода, своевременности и нужности вывода нашего контингента из этой страны.

Мы же, наоборот, не хотим эту тему даже затрагивать. Здесь речь о наших ребятах — молодых и чуть повзрослевших, живых и мертвых — героях своего Отечества!

И, скорее, это слово памяти, нежели тема или абзац текста.

И — молитва!

Екатеринбург. Памятник погибшим в афганской войне.

Отец Валерий Ершов, служил в Афганистане заместителем командира роты в бригаде обеспечения в городе Пули-Хумри, отслужил 10 месяцев вплоть до вывода войск из Афганистана:

«На границе между жизнью и смертью, да еще и в чужой стране, отношения между солдатами были пропитаны абсолютным доверием. В Афгане я мог подойти к любому водителю и попросить, чтобы меня подбросили куда-то. Без вопросов. То же самое — на вертолете. Ни о каких деньгах, как вы понимаете, речи быть не могло.

При этом никакого панибратства, понимаете? Вот в чем штука. Я подчиненных называл по имени-отчеству, но это не отменяло постоянных тренировок и других методов поддержания подразделения в форме, чтобы люди были готовы ко всему. Приказы не надо было повторять дважды, не надо было даже проверять их исполнение. Единственное, насколько было можно, мы делали бойцам щадящие условия: три часа на сон вместо двух, потом — час бодрствования и еще два — в наряде.

У тех, кто войну прошел, правильное понимание вещей возникает. Часто ветераны к своим наградам относятся так: «Разве это мои ордена и медали? Это все товарищи мои боевые, а я тут ни при чем». Или даже так говорят: «Это Господь мне помог, это его заслуга».

И слова этой песни тоже им, воинам-афганцам, посвящается:

Мне старушка одна,
На вокзале поохав сказала:
«Как не стыдно сынок,
Жизнь свою начинаешь с обмана.

Где-то орден купил,
Нацепил, и похвалишься людям,
Сам такой молодой,
Да только совести грамма не будет!

Весь такой загорелый —
Видно с отдыха с жаркого юга,
Там на папины деньги
Гулял, веселился бездумно.

Ты сними не позорь,
Не позорь фронтовые седины,
Что ты знаешь сынок
О войне — ничегошеньки милый.»

Что ответить старушке седой,
Не обидеть бы старость.
А слова оправданий не лезут,
Как будто-бы в тягость.

Только орден рукою прикрыл,
Чтоб обидой не пачкать,
И вдруг вспомнил афганское небо,
Наше небо прозрачное.

Я бы мог рассказать той старушке
Как плакали горы,
Как снега вдруг краснели
От яркой рябиновой крови.

И как быстрые реки
Топили последние крики.
И как небо швыряло
На землю горящие «МИГ»и.

А еще расскажу,
Как врывается горе в квартиры,
Как безумную мать
Не могли оторвать от могилы.

И тогда ты старушка поймешь
И меня не осудишь.
Ордена как у нас,
На базаре ни встретишь, ни купишь!

Всё верно — честь продать можно, а купить — невозможно!

Посетителей онлайн – 13:
пользователей – 0
гостей – 11
ботов – 2
Максимальное количество посещений было – 2019-07-05:
всего посетителей – 247714:
пользователей – 8
гостей – 247663
ботов – 43

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты